Фабриканты, заводчики, купцы дореволюционной России

Промышленники г. Галича Костромской области

0

Галич располагается в центре Костромской области, более чем в пятистах километрах от Москвы и Санкт-Петербурга. Он разместился на низменном юго-восточном живописном берегу Галичского озера (около 7 км в ширину и 20 км в длину) у подножия огибающих его дугой холмов. Галич возник на территории, на которой в соответствии с русскими летописями жили финно-угорские племена. Человек появился в районе Галича сразу же после того, как закончилось последнее оледенение , т.е. около 8-10 тыс. лет назад. В русских летописях Галич впервые упоминается в 1238 г. в связи с нашествием татаро — монгол.

Герб Галича утвержден в 1779 г.

 В Лаврентьевской летописи под этим годом можно прочесть следующее: «Татарове ... плениша все по Волзе доже и до Галича Мерьского». Тогда Галич был уже значительным населенным пунктом с мощными земляными укреплениями. Вероятнее всего, город был основан Юрием Долгоруким, в середине XII в, тщательно укреплявшим границы Ростово-Суздальского княжества. Развитию города в то время очень способствовал приток славянского населения в Северо-Восточную Русь из Южной Руси в связи с ослаблением Киевской Руси и опустошением южных районов кочевниками (половцами). В Галиче исстари было развито кожевенное производство. В кустарных мастерских вырабатывали кожу для подошв сапог и башмаков, для голенищ и перчаток. Замшу изготовляли из оленьих шкурок, которые привозили с Севера. Пётр Иванович Вакарин вошёл в историю г. Галича, как крупный промышленник, организатор предприятий по обработке мехов и кож не только в Галиче, но и в Галичском уезде. Точной даты его рождения, как и смерти не сохранилось. Зато сохранились его дела во благо Галича. Свой первый меховой завод П.И. Вакарин основал в 1845 году совместно с купцом Редькиным. Для этого он пригласил восемь специалистов из Каргополя, где в это время процветала обработка мехов. Первоначальная себестоимость обработки 1000 штук шкурок белки на заводе Вакарина составила 50 руб. серебром, в то время как в Каргополе она составляла – 8 руб. серебром. Пётр Иванович приглашает ещё двух мастеров из Москвы, совершенствует организацию производства и снижает себестоимость обработки до 12 руб. серебром. Товар становится конкурентно способным. Продукция успешно реализовывалась на рынках С-Петербурга, Москвы и Нижнего Новгорода. Шитьём шкурок занималось более 600 мастериц на дому, и получали они от 25 до 60 копеек за шкурку. На заводе работало 50 мастеров и 20 подсобных рабочих. Зарплата мастеров составляла от 200 до 300 руб. серебром в год, подсобных рабочих – от 40 до 60 руб. серебром в год. В 1854 году П.И. Вакарин открывает перчаточную фабрику. Осваивает производство замши. Приглашает Прусского подданного, известного перчаточного мастера и в течение 2-х лет доводит производство до совершенства, и в 1861 году галичские перчатки уже конкурируют на Европейском рынке. Город от предприятий Вакарина получал до 30 тысяч рублей серебром в год. Более половины из этих средств город расходовал на поддержание бедных слоёв общества. Вакарин даёт работу большому количеству женщин, организовывая их работу на дому. В дальнейшем, П.И. Вакарин создаёт предприятия по обработке кож не только в Галиче, но и в Галичском уезде, создавая рабочие места с оплатой от 40 до 150 руб. серебром в год, уменьшая тем самым процент отходничества за пределы уезда. В начале ХХ века в Галиче было открыто кожевенное производство под названием «Торговый дом братьев Н.Г.К. Павловских». Инициатором постройки кожевенного предприятия был Геннадий Сергеевич Павловский. На его имя 7 сентября в Костромском губернском правлении было открыто дело №191/1904 «О постройке галичским мещанином Геннадием Павловским завода на берегу Галичского озера». Завод был построен уже 14 февраля 1905 года. Константин Сергеевич Павловский и Геннадий Сергеевич - родные братья. Николай приходился племянником Константина Сергеевича. К сожалению подробной информации о заводе я не нашла:известно только, что в 20-х годах предприятие национализировали. После раскулачивания и гонений на семьи Павловских Геннадий Сергеевич и Николай Павловские уехали из Галича, возможно, в Нижний Новгород. Сын Павловского, Геннадий Геннадьевич Павловский, имевший кожевенный завод в Шокше, был осуждён по статье 58-1 за участие в контрреволюционной организации галичских дворян под руководством Горталова В. Е. Погиб на лесоповале под Архангельском. Больше сведений нет.

Кожевенный завод Шамариных

0

Кожевенный завод Шамарина около д.Брод, сегодня там голый плес

Посёлок Каменский завод, расположенный вблизи земледельческих и скотоводческих районов Камышловского и Шадринского уездов, с давних пор был привлекателен для кустарей, занимающихся переработкой продуктов животноводства: кожевников, пимокатов, салотопщиков, скорняков. В 40-е годы XIX века владельцами кожевен были мастеровые Каменского завода Лука Чернобородов и Пётр Медведев. В 1859 году открывается кожевенное заведение горного кондуктора Гуляева. В 1870-е годы действовали кожевни Луки Чернобородова и Андрея Григорьева. Каменские кустари занимались выделкой конской и яловой (коровьей) кожи, опоечной и козлиной. Особых помещений не устраивалось, чаны ставились на дворе под кровлей. Один передел заложенных кож выходил через три месяца, и закладка бывала два раза в год: в январе и июне. Передел вмещал в себя, средним числом, 50 кож. У новичков чан вмещал в себе только 25-40 кож, а у «коренных» производителей – 50 и 75 штук. Каждый передел приносил «пользы» от 80 до 120 рублей. Хотя выделка кож не отличалась особенной доброкачественностью, розничная продажа продукции местных кустарей была не дешевле заводских изделий. Так, например, белая конская кожа средней величины стоила 4 рубля. «Гуртовой» (оптовой) продажи не производилось. Нужные материалы для кожевенного промысла приобретались на местном рынке. Предметы производства сбывались также на местном базаре. В 1883 году в Каменском заводе было продано кожевенных товаров на 25 300 рублей. А в 1917 году только на Артемьевской ярмарке, проходившей с 8 по 20 октября, мануфактурного и кожевенного товара было продано на 100 000 рублей. Постоянный спрос на кожевенный товар гарантировал сбыт продукции кустарей. Однако в последней четверти XIX века промысел этот начинает с каждым годом сокращаться, благодаря заводской промышленности, с которой кустарная промышленность, вследствие технического несовершенства выделки, не выдерживает конкуренции. Владельцем такого промышленного предприятия в посёлке Каменский завод становится камышловский  купец Анисим [Онисим] Иванович Шамарин. В 2-х верстах от посёлка, на левом берегу реки Исети в выгоне Каменского завода, против деревни Брод Анисим Иванович приобретает участок земли у Павла Венедиктовича Плотникова. Другая половина участка с находившимся на нём мыловаренным заводом была продана П.В. Плотниковым чиновнику Артемью Константиновичу Евтефееву, но некоторое время спустя так же оказалась во владении А.И. Шамарина. На берегу реки начинается строительство кожевенного завода. Кстати, кирпич для постройки завода изготавливали здесь же, в собственном «кирпичном сарае». Пущен кожевенный завод в 1874 году. На заводе трудились 1 мастер и 50 человек рабочих, из которых 10 жили при заводе и 40 человек на стороне (жители ближних селений – деревни Брод и Каменского завода). По данным на 1897 год кожевенным производством и производством обуви занималось рабочих – взрослых 60 мужчин и 5 женщин, подростков 34 (мужчин), малолетних – 18 (мужчин), всего-117 человек. Оснащённый по последнему слову техники завод действовал 280 дней в году. Обработка кож производилась при помощи механических приспособлений. Были установлены: 1 паровой котёл в 12 сил, завода Верх-Исетского (г. Екатеринбург), и 1 паровая машина в 12 лошадиных сил. Исполнительный механизм: 3 цилиндрических барабана для промывки и протаптывания кож, 1 водокачка, водопровод, толчея для корья, 1 мялка и 3 станка для отделки кож. В начале ХХ века на заводе была установлена паровая машина в 35 лошадиных сил. Она вращала машины кожзавода и два станка мельницы. По данным на 1910 год кожевенный завод оценивался в 10 800 рублей. Производительность завода постоянно росла. Если в 1883 году яловой кожи для производства приобреталось до 5 тысяч, конской до 2 тысяч штук, то 1887 году для производства требовалось сырых кож до 15 тысяч штук. Сырьё для кожевенного завода Шамарины скупали у бычников – торговцев мясом, у местного населения, у шадринских и петропавловских торговцев кожами и скотом. Требовались для производства кож и другие материалы: извести 6 тысяч пудов, золы 1,5 тысячи пудов, ивовой коры 10 тысяч пудов, тюленьего жиру 500 пудов, дёгтя 800 пудов. Топливо: дров 10 кубических саженей, «отдубины» (остаток от дубленья) до 10 тысяч пудов, каменного угля 10 тысяч пудов. Материалы использовались все русского происхождения (исключая некоторые краски, идущие на отделку кож). Сумма годового производства кожевенного завода составляла в 1883 году – 50 000 рублей. Часть обработанных кож шла на обувную фабрику, остальная на продажу. Сбыт кож производился в Каменском заводе, в г. Екатеринбурге и его уезде, в Камышловском уезде, ярмарках Ирбитской, Нижегородской, Крестовской  и прочих местах. Фабричные склады с продажей находились в городах Томске и Барнауле. О качестве продукции можно судить по медалям, присуждённым фирме на Всероссийских выставках. В 1887 году в Фабричный отдел Сибирско-Уральской научно-промышленной выставки, проходившей в Екатеринбурге, камышловский купеческий сын, заводчик Василий Анисимович Шамарин, представил изделия кожевенного завода: различные кожи, машинные приводные ремни и разные другие кожевенные изделия. За хорошую выделку кож и ремней и удешевление производства В.А. Шамарин награждён малой серебряной медалью Министерства финансов. Кожевенное производство в большинстве случаев наследственное, передаётся от дедов и отцов к внукам и детям. Так произошло и с кожевенным заводом Шамариных. Основатель фирмы — Анисим Иванович Шамарин родился в 1818 году в посёлке Каменский завод в семье мастерового. Закончил Каменскую заводскую школу. После отмены обязательной службы заводам перешёл в категорию сельских обывателей. В 70-е годы XIX века становится купцом 2-й гильдии. В 1880-е годы производством занимаются его сыновья – Василий и Константин. Владельцы паровых промышленных предприятий – кожевенного завода и обувной фабрики Шамарины Василий и Константин Анисимовичи, учреждают в 1889 году Торговый Дом под фирмою «А.И. Шамарина сыновья». Торговый дом занимался выделкой кожи и обуви и торговлей этими товарами. В документах конца XIX века Василий Анисимович Шамарин называется заведующим кожевенным заводом. По всей видимости, Константин Анисимович руководил обувной фабрикой, расположенной в центральной части посёлка на улице Московской. Василий Анисимович ушёл из жизни в 1901 году, Константин Анисимович в 1912 году, и фирма переходит к сыновьям Константина – Александру, Павлу и Николаю. Распорядителем Товарищества стал Александр Константинович Шамарин – камышловский 2-й гильдии купец. Неприятности начинают преследовать фирму в грозном 1917 году. В мае в городе Барнауле произошёл пожар, уничтоживший в центральной части города более 50 кварталов. В огне были уничтожены и склады Шамариных. В связи с мобилизацией в армию ощущалась нехватка рабочих рук. В 1917 году на кожевенном заводе работало от 10 до 12 человек. После 1919 года о семье промышленников Шамариных нет никаких сведений. Можно лишь предположить, что, не приняв новой власти, Шамарины выехали из Каменска с отступающими частями белой армии. В 1919 году кожзавод не работал. Да и в последующие годы национализированное предприятие – кожзавод № 4 – работало с перерывами. Так, по архивным данным в августе и сентябре 1922 года кожзавод не работал «вследствие общего кризиса промышленности». В 1922—1923 годах оборудование завода состояло из паровой машины в 35 лошадиных сил и 40 дубильных чанов, и было «на полном ходу». Здание требовало ремонта и на заводе работало 73 человека. Но проработал кожевенный завод совсем недолго., в мае 1927 года по решению Шадринского Окрисполкома Каменский кожзавод № 4 ликвидирован.

 

Автор: А.Ю. Лесунова

 

Булычевы -Вятская губерния

0

Старинный русский город Орлов Вятской губернии, первое упоминание о котором относится к 1459 г., был родиной нескольких купеческих династий, одними, из которых и был многочисленный род Булычёвых, наиболее известной династии купцов. В Реестре сельских и заводских жителей Вятской губернии за 1891 г. записано 119 семей из рода Булычёвых, которые проживали в 65 селениях Орловского уезда . В названиях, основанных ими поселений, значилась родовая фамилия (с. Булычиха, д. Булычёвы, Верхнее Булычёво, Нижнее Булычёво, Булычёвская,  Булычёвская пустошь и другие). Они сохранились и в переписи населения уезда за 1926 г. Основу торговой фирмы Булычёвых заложил Никита Семенович Булычёв, который в 1738 г. Орловской городской ратушей был записан в купечество . Имеются сведения о шести поколениях преуспевающих купцов-предпринимателей и известных людях из рода Булычёвых: это Никита Семёнович, Егор Никитич, Мирон Егорович (1772–1842), Тихон Егорович (1776–1839), Аким Миронович (1791–1836), Филипп Тихонович (1802–1875), Иван Тихонович (1811–1889), Михаил Акимович (1830–1900), Николай Иванович (1846–1904), Тихон Филиппович (1847–1929) и др. Никита Семенович Булычев производил торговлю сыпными, льняными, кожевенными товарами и салом. Сыпные товары покупал в Орле, куда сосредоточивался привоз, сало же покупал как местное, так и устюжское (Вологодской губернии). Купленные в течение осени и начала зимы товары Никита Семенович отправлял «гужом» (на лошадях) на Ношульскую и Вымско-Быковскую пристани (Вологодской губернии) на реке Лузе. Луза — приток Юга, впадающего в Северную Двину. На этих пристанях товары грузили на барки и сплавляли в Архангельск. Сын его, Егор Никитич Булычев, торговлю расширил и основал в 1778 году кожевенный завод для выделки красной юфти. Завод был расположен «При селении Зубаревском государственных черносошных крестьян возле реки Вятки выше города Орлова расстоянием от оного в одной версте». Верста в то время считалась семьсот сажен. Первые годы выделывали от двух до девяти тысяч кож. С каждым годом завод расширялся, и с 1793 года производство достигает до 19 800 кож, весом 4 150 пудов. Покупная цена того времени была 1 рубль 65 копеек за коровью кожу, а обработка обходилась 60-70 копеек с кожи. Пуд выделанной кожи обходился заводу, как в то время говорили, «коштовал» — 12 рублей 25 копеек. Годовой оборот завода достигал очень значительной по тем временам цифры — 100 000 рублей. Высшие сорта выделанной кожи отправляли за границу, главным образом в Амстердам. Средний сорт именовался «немецкая розваль» и продавался в Архангельске. Низкий сорт назывался «домашняя розваль». Егор Никитич, желая обеспечить лишний рынок сбыта кож, сделал опыт отправки небольшой партии в Петербург, который тогда только начинал завоевывать то положение морского порта, которое он впоследствии занял. Как уже говорилось, Егор Никитич отцовскую торговлю расширил. Внимательно следя за заграничной торговлей, он сумел завязать торговые сношения с приезжавшими в. Архангельск иностранными купцами и основал заграничную торговлю с Англией, Голландией и Швецией. В фирме до 1910-х годов сохранялись копии счетов, а также оборотные заграничные счета и маклерские записки. Деятельным сотрудником Егора Никитича был сын его — Тихон Егорович, помогавший отцу осуществлять все его проекты. Будучи выдающимся коммерсантом, Егор Никитич принимал живое участие в общественной жизни: с 1775 по 1790 г. и в 1805–1808 гг. избирался бургомистром Орловского магистрата, а с 1817 г. — городской голова. В Отечественную войну 1812 г. Егор Никитич с сыном Тихоном были одними из самых крупных на Вятке жертвователей для нужд народного ополчения. Тихон Егорович в 1816—1820 гг. вместе с другими вятскими купцами был одним из основателей Быковской пристани на реке Лузе . Несмотря на большие материальные потери при крушении барок во время шторма около Архангельска, он своими трудами в предпринимательстве и успешным торговым извозом сумел восстановить капитал фирмы. Сметливость и широта предпринимательской деятельности заложили основы дальнейшего приумножения доходов фирмы Булычёвых. Занимаясь с отцом делами в Архангельске, он изучил интересы товарооборота заграничной торговли. Учитывая увеличивающийся спрос на «русское сало», открыл его производство в Орлове при кожевенном заводе отца, а затем и на построенном салотопенном заводе. Тихон Булычёв также как и его отец активно занимался общественной деятельностью: с 1805 по 1808 г. — бургомистр Орловского магистрата; Орловский городской голова (1817–1823); 1819–1920 гг. — директор Архангельской конторы коммерческого банка от купечества. По его инициативе 12 декабря 1812 г. в Архангельском соборе г. Орлова совершено всенощное бдение со словами благодарности и признательности участникам войны за преданность их в служении Отечеству. После парада военных на городской площади все сословия города были приглашены на завтрак в дом купца Тихона Булычёва. Он был организатором сбора денег в фонд помощи нуждающимся ветеранам и вдовам погибших солдат войны 1812 г. Сын Филипп по примеру отца вел активную торговлю  с иностранными купцами через Архангельский порт. Для более успешной перевозки товаров по северным рекам он освоил строительство больших барок длиной в 25 саженей вместо малопроизводительных  11,5 – саженных барок. Это позволяло караванам из пяти больших барок, вмещающих около 55 тыс. пудов груза сыпных товаров и 80 человек команды на каждой, благополучно доставлять товары в Архангельск. Его сын Тихон Филиппович Булычев (1847–1929 гг.) был широко известен при жизни как человек очень богатый, щедрый и эпатажный. В 1872 г. Тихон становиться владельцем всех семейных капиталов. Свое состояние Булычев заработал на перевозках пассажиров до Казани и Нижнего Новгорода, сельскохозяйственных грузов по Вятке, Каме и Волге – до Рыбинска и Астрахани. К началу XX в. Булычев довел численность своего флота до 19 пароходов. В 1902 г. им совместно с Яковом Тырышкиным и Торговым домом «Наследники коммерции советника Ивана Васильевича Александрова» было создано «Товарищество Вятско-Волжского пароходства». Булычев стал директором-распорядителем нового акционерного предприятия и вскоре объявил себя миллионером. Товарищество вплоть до национализации в 1918 г. приносило большой доход его членам. Это позволяло Тихону Булычеву заниматься благотворительной и общественной деятельностью. В 1918 г. после национализации флота Булычёв разом потерял все капиталы. Одно время он сидел в большевицком концлагере – заложником за сына, воевавшего у белых. После гибели Николая Тихона Филипповича выпустили, лагерь и смерть сына сильно надломили его моральное и физическое здоровье. Умер последний купец из рода  Булычевых в 1929 г. в возрасте 82 лет.

 

 

Шебекинский район и семья Ребиндеров

0

Свое название населенный пункт получил по фамилии первого землевладельца подполковника Ивана Дмитриевича Шибеко, который, поселив здесь своих крепостных, основал селение. В своем имении, кроме усадьбы, он построил мельницу. По данным 1882 года в состав Шебекинской волости, центром которой естественно и была слобода Шебекина, входили следующие населенные пункты: сельцо Титовка, деревня Екатериновка, , село Логовое, село Устинка, деревня Крапивная, село Чураево, село Новая Таволжанка, деревня Старая Таволжанка.  Шебекинская волость относилась к Белгородскому уезду Курской губернии.  В слободе Шебекиной проживало тогда 1146 жителей и было 217 дворов. Действовало 4 ярмарки и 3 питейных заведения. Большая часть истории Шебекинского района связана с семьей Ребиндеров, принадлежащей к древнему немецкому роду из Вестфальских земель. Во время Северной войны в 1704 году майор Карл фон Ребиндер попал в плен, а после – присягнул на верность Петру I. От него и пошла русская ветвь семейства – правнук майора Алексей Максимович в 1836 году купил имение в слободе. Так началась эпоха семьи Ребиндеров в Шебекено. Его женой была дочь петербургского придворного банкира португальского происхождения Иосифа Вельо – Софья Осиповна Вельо, слывшая петербургской красавицей. Семья Ребиндеров оказала большое влияние на социально-экономическое развитие сл. Шебекиной и Шебекинской волости в целом. С 1892 года управлять всем хозяйством в Шебекино стал Александр Александрович Ребиндер – один из сыновей А. А. Ребиндера, который отошел от дел и передал хозяйство своим детям. С этой целью он оформил фиктивную продажу хозяйства «Обществу безграничной ответственности», которое составляли его дети – Николай, Александр и Мария. По согласованию между членами «Общества», управление было доверено Александру Ребиндеру, который к этому времени окончил факультет естественных наук в Санк. -Петербургском университете и был наиболее подготовлен к этому делу. Тем более, что он с женой и детьми постоянно жил в Шебекино .  К моменту принятия управления А. Ребиндером в хозяйстве имелись следующие предприятия: сахарный, винокуренный и кирпичный заводы, механические мастерские, водяная мельница. Земли, принадлежащие семье, располагались в Белгородском и Волчанском уездах и составляли 17,5 тысяч десятин. Они делились на экономии, то есть хозяйства. Кроме того, дополнительно арендовалось 5.000 десятин земли у других землевладельцев. Существовало 12 экономии, которые являлись специализированными хозяйствами. Каждая из экономии специализировалась на каком-то определенном виде сельскохозяйственного производства: полеводстве, скотоводстве, садоводстве, коневодстве, пчеловодстве, ремесленных производствах.  В начале XX века существующие Шебекинские промышленное предприятия значительно расширились и появились новые. В 1914 г. А. Ребиндер построил кожевенный завод и скотобойню. На кожзаводе имелась паровая машина мощностью в 60 л.с. Здесь вырабатывалось до 150 тонн подошвенных и юфтевых товаров в год. Часть сырья скупалась у местного населения. На кожевенном и сахарном заводах трудилось до 1917 г. 1385 постоянных рабочих. Необходимо отметить, что соразмерность площадей земли под посевы различных культур и луга рассчитывалась с учетом производительности сахарного завода, как и количество голов крупного рогатого скота находилось в зависимости от площадей пастбищ. Говоря иными словами, структура этого большого хозяйства была строго сбалансированной и научно-обоснованной системой. Центральным объектом этого комплекса был сахарный завод. Сырьё для него заготавливалось в экономиях по выращиванию сахарной свеклы. Отходы сахарного производства – патока – перерабатывались на винокуренном заводе, а жом употреблялся на корм скоту. Крупный рогатый скот и лошади, разводимые в других экономиях, служили не только для получения мяса и шкур, но и для получения навоза, который являлся удобрением при выращивании свеклы. Шкуры перерабатывались на кожевенном заводе. Волы и лошади использовались в качестве тягловой силы. Для содержания больших стад скота много земли отводилось под луга и пастбища. В остальных экономиях занимались зерновым хозяйством, садоводством, пчеловодством для производства продуктов питания и кормов. Водяная мельница служила для помола зерна на муку. Некоторые экономии развивали ремесленные производства, необходимые для изготовления орудий труда и предметов крестьянского быта. Механические мастерские ремонтировали и изготовляли заводское оборудование и сельскохозяйственные машины. Кирпичный завод снабжал хозяйство строительными материалами, как и лесопилка. Наличие такого высокоразвитого промышленного хозяйства отразилось на социальном развитии села Шебекино. Прежде всего, жители села имели возможность работать на предприятиях в хозяйстве Ребиндеров как в качестве постоянных рабочих, так и временных — на сезон сахароварения или перевозке свеклы с полей. Много крестьян работало на свекловичных плантациях в экономиях. По статистическим данным 1885 г. около 90% населения слободы Шебекино и близлежащих сел Шебекинской волости работало в этом хозяйстве. Это давало возможность иметь средства для жизни здесь, а не искать заработка в дальних краях. Заработная плата постоянных рабочих составляла 25-30 рублей.  Владельцы проявляли заботу о социальном обеспечении своих работников. Для семей служащих был построен двухэтажный кирпичный многоквартирный дом с паровым отоплением, канализацией и электричеством. Для многодетных семей построено еще около 20 одноэтажных домов, в том числе Подвальному, Калюжному, Бронштейну, Михайлову и другим. Известно, что, когда в деревне Крапивной во время пожара сгорели дома на одной из улиц, А.А. Ребиндер выдал бесплатно лесоматериалы для постройки новых домов. Впрочем, любой застройщик мог приобрести в кредит в хозяйстве стройматериалы, включая готовые срубы для дома. Осенью для служащих заготавливались дрова, которые завозились во двор каждой семье. На опытном поле, где проходили практику ученики Марьинской сельхозшколы, рабочие и служащие получали бесплатно овощи. В Шебекинском имении имелся и продовольственный магазин, в котором работники могли в кредит брать продукты питания — мясные и молочные продукты, сахар, муку. Для обеспечения медицинского обслуживания на средства владельцев открылась в 1902 г. двухэтажная амбулатория и больница для стационарного лечения. В амбулатории на первом этаже находились кабинеты, приемный покой и аптека, а на втором этаже были квартиры врачей.

После революции практически все промышленные предприятия и социальные учреждения, созданные Ребиндерами в Шебекино, получили дальнейшее развитие. Это позволило селу получить статус города и заложило основу его процветания в советскую эпоху. На базе Шебекинского сахарного завода, разрушенного в годы Великой Отечественной войны, в 1948—1953 гг. создан первый в стране химический комбинат синтетических жирных кислот и моющих средств, сейчас – ООО «Завод моющих средств». В целом, все промышленные предприятия, кроме винокуренного завода, основанные семьёй Ребиндеров в Шебекино, получили дальнейшее развитие в течение 1930-80-х гг. Например, на основе механических мастерских в 1934 г. возник Ремонтно-Автотракторный завод, преобразованный в 1936 г. в машиностроительный завод. Сегодня Шебекинский машзавод, выпускающий оборудование для пищевой промышленности, является одним из крупнейших предприятий города и известен не только в нашей стране, но и за рубежом. Как и кожевенный завод, продолжавший существовать в советское время. С г. он в ходе реконструкции стал заводом пигментных паст, производящим пигментный концентрат для обувной промышленности.  Знаменательным событием 73-й годовщины присвоения Шебекино статуса города стало открытие памятника Александру Александровичу Ребиндеру с участием потомков рода Ребиндеров. Это событие восстановило историческую справедливость и увековечило память человека, внесшего неоценимый личный вклад в развитие Шебекинского края, человеку, который стоял у истоков современного Шебекино.

 

Руза,купцы Лущихины и Рузский районный краеведческий музей

0

В Рузе в конце XIX века было три кожевенных завода. Принадлежали они трем разным хозяевам с одинаковой фамилией Лущихины. Находились  ли они в родстве – об этом сведений нет, тем не менее, каждое заведение было самостоятельно. Все рузские кожевенные заводы были похожи друг на друга, не имели резких отличий. Всем производством заведовали постоянно сами владельцы, издавна знакомые с этим делом. Самая крупная кожевня принадлежала рузскому купцу 2-й гильдии Илье Ивановичу Лущихину. Она была выстроена выше города, на левом берегу реки Рузы напротив Зарецкой слободы. Завод был основан году в 1810—1820гг. В 1851 году его выкупил мещанин Елисей Кабанов. В собственности Ильи Лущихина кожевня находилось с 1861 года. Завод помещался только в двух главных зданиях. В одном двухэтажном длиной 22 аршина и шириной 12 аршин располагались: внизу дубная и зольная, вверху — отделочная мастерская. В другом, одноэтажном,  длиной 29 аршин и шириной 19 аршин была устроена дубная. Два других завода находились на правом и левом берегу небольшой речки Артюшки выше  города. Завод на правом берегу речки принадлежит купцу 2-й гильдии Алексею Ивановичу Лущихину, а смежный с ними завод — купчихе 2-й гильдии Екатерине Алексеевне Лущихиной. Оба зав  ода основаны около 1871 года, но, вероятно, они существовали много раньше. Все эти кожевенные заводы выстроены на холмистых окраинах города так, что различные заводские строения, особенно на первом заводе, лежали на склоне глубокой лощины на левом берегу рек Рузы и Артюшки. Кроме этих естественных водовместилищ при всех кожевенных заводах были устроены и колодцы. На всех кожевнях работа производилась постоянно. Все мастерские имели небольшие размеры. Дневное освещение было сумрачным, за исключением отделочной мастерской завода Ильи Лущихина. Различные чаны (дошники, зольники и пр.) размещались очень тесно и мешали продвижению по мастерской. Сушиться выдубленные кожи развешивались на жердях под потолком, и висели в течение 3-4 дней. В  отделочной мастерской вдоль стен  приделаны длинные верстаки («катки»), на которых строгают товар, смазывают его салом, дегтем, разглаживают кожу пробкой, наклеенной на плоской массивной доске, состругивают «бахтарму» (мясную сторону кожи), расправляют кожу и т.д. Под потолком развешивают сухие, выдубленные и отделанные кожи. На рузских  кожевенных заводах выделывались  и отделывались различного рода кожи (черный юхотный, подошвенный (хлебный и спиртовой), полувальный товар и т.п.) Обрабатывались преимущественно русские бычьи и коровьи шкуры, иногда покупались американские буйволовые кожи, а также соленые кожи, привозимые из Пруссии. На более крупном заводе Ильи Лущихина ежегодно перерабатывается около 2000 шкур бычьих, конских, яловичных и телячьих. Ивовой коры для дубления употребляется около 4000 пудов год. Известки более 5000 пудов. Вся работа производилась исключительно ручной силой, за исключением толчения коры. На заводе Ильи Лущихина работало  от 5 до 15 рабочих, на  остальных двух — по  6 рабочих, тогда как наличное число не превышало 4 человек. Местным кожевенным производством занимались исключительно взрослые рабочие в возрасте 18-40 лет и выше.  Почти все рабочие принадлежали к числу постоянных,  или постоянно возвращающихся на данный завод. Рабочие на заводе Ильи Лущихина нанимались особым рядчиком, который набирал себе артель из среды хорошо ему известных земляков. Сам хозяин имел дело только с рядчиком, который и вел все расчеты с рабочими, содержа их на своих харчах. Рабочие получали около 50-100 рублей в год или 6-7 рублей в месяц. За отделку каждой кожи хозяин уплачивал рядчику 50 коп. Деньги выдавались рабочим не в определенные сроки, а по надобности. В задаток при найме давалось 10-15 рублей. Особых условий при найме не заключалось. Рабочие на остальных двух заводах получали месячную, недельную или задельную (поденная, или поштучная) плату, обычно, ежемесячная выработка каждого рабочего не превышала 6-9 рублей. Работа на обоих смежных, меньших заводах начинается летом в 4 часа, зимой в 5 часов утра. На завтрак в 8 часов утра вместе с отдыхом полагалось 2 часа. После обеда, в 2 часа пополудни отдыха не бывало. Оканчивалась дневная работа в 4 часа пополудни. Летом распорядок дня устанавливался такой же, как и на остальных заводах. Таким образом, рабочий день на местных кожевенных заводах колеблется в пределах от 11 до 14 часов. Для ночлега рабочие располагались на заводе:  большинство в отделочной мастерской, пользуясь для подстилки сенными тюфяками и рогожками, или просто верхней одеждою. Харчи от хозяина или от своего рядчика, такие же как и на других заводах (постные щи, каша с конопляным маслом). Эта статья написана на основе материалов , собранных Рузским районным краеведческим музеем и размещена на официальном сайте музея. Сам музей – один из старейших музеев Московского региона, был основан в 1906 году по инициативе и активном участии Рузских учителей. Музей расположился  в специально отреставрированном помещении одного из зданий архитектурного комплекса постройки 1820-30 годов. Среди ценных экспонатов музея — оружие и упряжь коня,  князя Долгорукова.

Адрес: 143100, Московская область, г. Руза, площадь Партизан, дом 14

Телефон: 8 (49627) 2-34-83

сайт: http://ruzamuseum.ru

Режим работы: ср.,чт., пт. 10.00-17.00 сб., вс. 10.00-16.00, выходной пн.  и вт.

 

Новосибирск и купцы кожевники

0

Третий по величине город России появился лишь в конце XIX в. под названием Новая Деревня. Позднее – пос. Александровский, потом – г. Новониколаевск, а с 1926 – Новосибирск. В Государственном архиве Новосибирской области среди ценных исторических документов хранится сообщение о переименовании поселка Новониколаевска (Новосибирска) в безуездный город. Документа же о возникновении самого города, к сожалению, в архиве нет. Закладку железнодорожного моста через реку Обь считают датой основания Новосибирска. Она состоялась, как утверждают многие авторы справочников, 20 июля (1 августа) 1893 года. В 1893 году вместе с первой командой инженеров-путейцев и мостостроителей прибыл на девятый участок строительства Западно /- Сибирской железной дороги и Зелик Шамовский. Должность занимал не самую видную, но и далеко не последнюю: работал агентом заготовок, или, как теперь говорят, снабженцем в конторе производителя хозяйственных работ Дубинина. Молодой, очень одаренный и предприимчивый, Зелик увидел огромные перспективы развития пока еще крошечного, но бурно растущего поселения. И когда, закончив строительство железной дороги, команда путейцев засобиралась на место нового назначения, он не захотел покидать Новониколаевск. Здесь он успел пустить свои корни, здесь построил отличный просторный дом, здесь родились пятеро детей, здесь он открыл лавку с различными товарами, здесь построил на собственные средства синагогу. Здесь он начал затевать большое дело — собственный кожевенный завод, который сулил большую выгоду — ведь рядом, буквально за оградой, заработала скотобойня, и обработка шкур с этой скотобойни обещала быть весьма прибыльной. В1901 году он арендовал землю за речкой Большой (2-й) Ельцовкой, скорее всего там и было его предприятие. Расчет оказался верным, и очень скоро кожевенное предприятие  З.И. Шамовского  получил широкую известность. В 1910 г. завод  производил кож на 40-50 тыс. рублей. А их хозяин получил звание купца первой гильдии. Чтобы получить это звание, мало было быть оборотистым купцом с достаточно высоким капиталом — звание означало, что данный человек занимается благотворительностью и вносит существенный вклад в развитие города. Дочь Зелика Шамовского, Эсфирь (1895–1992), вернувшись в город по просьбе отца в 1920 году стала первым новосибирским невропатологом.

 При взгляде на современную карту Новосибирска в  месте нахождения кожзавода легко обнаруживаются улицы с говорящими названиями Шорная и Территория Кожзавода. Здесь же неподалеку располагался завод «Кожевенное производство 1915 г.» (некоторые источники указывают название как «Кожевенное товарищество»), принадлежавший Захарию Григорьевичу Крюкову, одному из учредителей «Товарищества Крюков и Ко». Содействовал строительству кожзавода и после обеспечивал его заказами Военно-промышленный комитет, созданный в годы Первой мировой войны. На основании решения ВПК городская дума постановила: «Уступить в собственность «Товариществу Крюков и КО» под фирмою «Кожевенное производство 1915 г.» участок земли между речкой 1-й Ельцовкой и сухарным заводом военного ведомства, площадью 9,13 десятины, согласно прилагаемой к настоящему журналу выкопировки из плана городских земель, за плату 1000 рублей за десятину». Вскоре кожевенный завод был построен. На строительстве широко использовались военнопленные, общее число которых в городе достигало к тому времени около четырех тысяч человек. Прошло еще некоторое время, и завод начал выпускать продукцию. Его годовая производительность составила 50-75 тысяч кож, что по количеству равнялось примерно половине всего кожевенного производства в городе. Захарий Григорьевич Крюков был весьма известным в Новониколаевске человеком. Он являлся основателем торгового дома «З. Г. Крюков и Ко», а в период с 1905 по 1907 годы даже занимал пост городского старосты. За это время, а именно  в 1906 году — была открыта первая городская больница и приют для детей-подкидышей Позже он был гласным Новониколаевской городской думы, старшиной Новониколаевского биржевого комитета, казначеем городского Коммерческого клуба и председателем правления Торгово-промышленного общества взаимного кредита. После революции Захарий Крюков получил должность директора Банка взаимного кредита. В 20-е годы бывший купец работал председателем Новониколаевского общества взаимного кредита. Кстати один из домов этого предпринимателя, построенный в 1908 году сохранился на углу улиц Кабинетной (Советской) и  Тобизеновской (Максима Горького) и носит название «дом купца Крюкова».  Кирпичное здание, ставшее в наше время памятником истории, имело Г-образный план и обширный подвал с кирпичными сводчатыми перекрытиями. Подвалом и первым этажом распоряжался сам купец, а второй этаж был арендован Общественным собранием, в которое входила элита Новониколаевска и проводила здесь свое свободное время.

  

 

Первые кожевенные заводы г.Омска

0

Предприятие "Завод Памяти 14 ноября 1919 года «Омкожтреста» располагался на левом берегу Иртыша и по существу состояло из двух заводов. Первый был построен в 1915 году омским купцом первой гильдии Николаем Николаевичем  Машинским. Второй раньше принадлежал братьям Гутермахерам.  Н.Н.Машинский  слыл в свое время одним из крупнейших коммерсантов в Западной Сибири и Степном крае, а также входил в тройку крупнейших омских капиталистов.  Известно, что в Омске, куда Машинский переехал из Тары в 1902 году, он торговал кожевенным товаром, мануфактурой и галантереей. За продукцией часто ездил в Москву, наладив прямые поставки от лучших по тем временам производителей. Был он не чужд и новаций в коммерческом деле. Например, первым в Омске решил перевести своих приказчиков с повременной оплаты на 5-процентную от выручки. На все бизнес- проекты у предприимчивого сибиряка собственных сред5149_originalств, постоянно крутившихся в деле, не хватало и приходилось использовать заемные средства на развитие бизнеса. Банки охотно шли ему навстречу, предоставляя подчас очень крупные кредиты. Он занимал деньги в омских отделениях Государственного и Волжско-Камского банков, брал кредит в Сибирском торговом банке в соседнем Новониколаевске. На один из займов и был  основан кожевенный завод, быстро смекнув, что в годы Первой мировой войны его продукция будет пользоваться большим спросом. Получив заказы интенданства на сапоги для армии,Машинский организует общество кожевенного производства, строит второй кожевенный завод на паях с омским коммерсантом В. В. Пшеничниковым. В 1916 году только один из его заводов выпускал ежемесячно до 2 тысяч пар сапог, имел годовой оборот 3 млн руб. и прибыль 600 тыс. рублей. Активно занимался Николай Николаевич  общественными делами и благотворительностью, был членом комитета попечительства о народной трезвости, строил дома для рабочих. Во время Гражданской войны эмигрировал с семьей вместе с остатками колчаковских войск через Японию в Чехословакию, где умер в 1947 году.

Обувная фабрика им. Рыкова располагалась в пос. Куломзино на месте современного кожзавода. В начале 1924 года было решено закрыть обувную фабрику , а на ее базе начать строительство нового кожзавода. Последний унаследовал и название обувной фабрики — имени Рыкова. Омский государственный кожзавод им. 27 Дивизии располагался на территории фабричного городка (это район современных пр. Маркса и ул. Пушкина). Точная дата его основания не установлена, но ясно, что к 1924 году завод также устарел и пришел в негодность.

Омский кожевенный завод был основан 19 ноября 1924 года на базе трех предприятий: 1-й государственной обувной механической фабрики Сибири им. Рыкова; 1-го государственного кожзавода Памяти 14 ноября 1919 года «Омсккожтреста» и кожзавода им. 27 Дивизии. С первых дней работы он специализировался на выпуске жестких кожи для низа обуви. До 1968 года также делали и вытяжку для сапог с водоотталкивающим слоем. Пока существовала государственная система заказов, завод работал до 80% на нужды военного производства. Пик развития кожевенной промышленности в Омске пришелся на 70-е годы. Так, в 1975 году завод выпустил 70 млн. дециметров кожи. В 70-е был построен новый корпус завода, который был рассчитан на 1 млн. 200 тысяч условных единиц по первичной обработке кожевенного сырья в год. Сначала вся работа выполнялась вручную, длительность обработки партии кожи составляла 3 месяца, затем, с началом применения более современных химикатов, с автоматизацией процесса, цикл сократился до 30 дней, а потом процесс был сведен до 3 недель. В 1974 году была введена в эксплуатацию собственная котельная, которая выдавала 75 тонн пара в час. Строилось и социальное жилье для работников предприятия. В середине 80-х началось строительство и очистных сооружений.  В 1993 году завод перешел на аренду, а через год акционировался. Для того чтобы выживать в сложных экономических условиях, при остром дефиците сырья, на заводе открыли цех по пошиву товаров народного потребления: дубленок, курток из овчины по индивидуальному заказу. К сожалению я не нашла информации работает ли сейчас этот завод, что выпускает и какие у него перспективы.
1319376881_glavnyy-pr-14 1319376866_vokzal-03 1319376857_moskovskie-torgovye-ryady-16

Кунгурское купечество — окончание

0

Историческая справка: Город Кунгур относится к историческим городам России. Основан  он был в 1648 году на реке Кунгурке, притоке Ирени. Город-острог, получивший название Кунгур, служил опорным пунктом русской колонизmediapreviewации юго-востока Прикамья. Жителями Кунгура стали переселенцы из разных мест: Вятки, Кайгорода, Соли Вычегодской, Устюга Великого. В 1662 году во время Сеитского бунта город был разрушен, в 1663 году по грамоте царя Алексея Михайловича вновь восстановлен, но уже на новом месте, на слиянии рек Сылвы и Ирени. По преданию, среди первых жителей кунгурских земель были храбрые воины Ермака, зазимовавшие в Кунгурской Ледяной пещере. Отсюда и произошло народное название кунгуряков – ермаковы крестники. Благодаря удобному местоположению город в конце XVII века превратился в торгово-административный центр края, а в начале XVIII века стал центром Пермской провинции. Через Кунгур проходили основные государственные дороги, в том числе и самая короткая дорога, соединяющая Центральную Россию с Сибирью. В XIX веке Кунгур стал крупным купеческим городом, получив звание «чайной столицы Российской империи». Три раза в год здесь проходили крупные торговые ярмарки.

  1. Усадьба на углу улиц Карла Маркса (ранее – Киттарской) и Труда (ранее – Александровской) в 1889 году принадлежала кунгурскому купцу второй гильдии Андрею Прохоровичу Чулошникову. Помимо жилых помещений в состав усадьбы входило здание кожевенного завода. Семья Чулошниковых – три брата: Андрей (1834—1906гг.), Григорий и Александр (1852—1921гг.) занимались кожевенно-обувным производством: велась выделка кож и пошив обуви, а также мойка и сушка шерсти. Среднегодовая зарплата на заводе считалась одной из самых высоких среди кожевенных предприятий Кунгура, а Андрея Прохоровича знали и уважали не только как заводчика, но и usadba_chuloshnikova_600x520как общественного деятеля и благотворителя. Вместе с женой Татьяной  он входил в Кунгурский комитет по разбору и призрению
    нищих. Брат Андрея Прохоровича – Александр Прохорович по примеру брата много времени уделял общественной жизни города.  Неоднократно избирался гласным Городской Думы. В 1909 году он входил в состав Попечительского комитета Кунгурской женской гимназии, а в  1910 году  был избран городской головой Кунгура.
  2. Известным кунгурским купцом-кожевенником был Василий Евдокимович Фоминский, родившийся в семье кунгурского мещанина в 1819 году. В 1846 г., после смерти отца, унаследовал небольшое кожевенное заведение. Первоначально сбыт товаров осуществлялся лишь в Пермской губернии. Позднее начал торговать на Нижегородской, Ирбитской, Крестовской, Верхнеудинской и Преображенской ярмарках. Имел собственные магазины в Омске, Тобольске, Томске, Иркутске. Вывозил товары и за границу — в Англию и Францию. Неоднократно сам выезжал за границу для знакомства с кожевенно-обувным производством. Из своих поездок зарубеж привез в Кунгур не только знания, но и мастеров обувного дела из Финляндии и Польши и открыл при своем заводе первую в городе мастерскую по пошиву изящной модной обуви. В 1850-х гг. В. Е. Фоминский начал строительство новых корпусов и переоснащение завода, провел полную реконструкцию завода. Часть зданий была сооружена в 1870-е гг. по проекту пермВасилий_Евдокимович_Фоминскийского архитектора Р.И. Карвовского. На предприятии выпускались кожи разных сортов, шились саквояжи, чемоданы, сумки, обувь для приисков, женская и детская обувь. Эта продукция неоднократно была отмечена медалями на российских и международных выставках. Также Василий Евдокимович получил золотую медаль за большое производство, «доставляющее заработок окрестному населению». В течение многих лет купец избирался гласным Кунгурской городской думы. Был попечителем церковноприходской школы. Жертвовал значительные средства на благоустройство Благовещенского собора. Умер 25 января 1894 г. Похоронен на Вознесенском кладбище г.Кунгур. После смерти отца его дочь Таисия Васильевна Агеева продала предприятие купцам: Пономареву Н.А. и Сартакову С.Л. В 1919 году завод был муниципализирован. В производственных корпусах разместился кожевенный завод № 1, который впоследствии вошел в состав Кунгурского кожевенно-обувного комбината. В конце ХХ в. здесь располагалось ООО “Инвестико-Кунгур-Обувь”.

 

Кунгурское купечество — начало

0
  1. Алексей Павлович Чуватов (1844—1902гг.), купец I˜ гильдии, крупный кожевенный промышленник. Купеческий род Чуватовых появился на Кунгурской земле в XVIII веке. Первыми с этой фамилией по ревизским сказкам упоминаются Трофим Гаврилович Чуватов с сыном Иваном и Сидор Петрович Чуватов женой Федосьей Филипповной (в девичестве Болотова). Его сыновья мещане Гаврила, Василий и Иван занимались кожевенным ремеслом. Внук Иван Иванович Чуватов уже в начале XVIII века имел небольшой кожевенный завод с двумя чанами в собственном деревянном доме на Фроловской улице в Успенском приходе, где работало двое рабочих и в год выделывалось до 100 кож. Его жена Елена Леонтьевна была из рода a_p_chuvatov_200x315других кунгурских кожевников Пиликиных. Два сына Емельян и Михайло помогали отцу в кожевенном производстве. Племянник Ивана Ивановича — Никандр Васильевич Чуватов в 1837 году основал свой кожевенный завод, где выделывали кожи и, впоследствии, шили обувь. С женой Пелагей Васильевной они воспитали сыновей Павла и Степана , которые впоследствии после смерти отца стали владельцами кожевенного завода. И только уже после смерти Степана Никандровича заводом стал управлять его племянник – Алексей Павimage28938370лович Чуватов. Он сразу же начал расширение и модернизацию производства. На заводе занимались выделкой кож и шитьем обуви. Обувь шилась мужская и женская «простонародная» и приисковая для Восточной Сибири. Торговля и прием заказов велись в Кунгуре и в представительствах на Ирбитской, Нижегородской, Крестовоздвиженской ярмарках. За успехи, достигнутые в развитии кожевенного и обувного производства, фирма   А. П. Чуватова не раз награждалась медалями на различных международных и российских выставках. Все они изображались на рекламе фирмы. В 1865 г. на выставке в Москве была получена медаль «За трудолюбие и искусство»; 1867 г. – выставка в Париже, фирма удостоена памятной медали; за участие в мануфактурной выставке в С–Петербурге в 1870 г. А.П. Чуватов был награжден именной медалью. В 1872 г. фирма А.П. Чуватова награждена медалью Императорского общества любителей естествознания Московского университета. 1873 г. – международная выставка в Вене и опять фирма награждена медалью. Большая золотая и Большая серебряная медали были получены фирмой в Москве в 1883 и 1891 годах. Также Алексей Павлович широко занимался общественной деятельностью на пользу всего Кунгурского общества. С 1874 по 1876 годы он — член Попечительского Совета Кунгурской женской прогимназии; в 1889 году в составе комитета по проверке отчета Городской Управы указана фамилия А.П. Чуватова как уважаемого городского деятеля. В 1893 году он служил гласным Городской Думы. В 1894 году А.П. Чуватов был попечителем 3 городского начального народного училища. В конце XIX в. дела на предприятии А.П. Чуватова стали ухудшаться. Неприятности следовали одна за другой. В 1896 во время пожара сильно пострадало одно из домовладений. Сгорели деревянные корпуса, оцениваемые в 3 000 рублей. Неуклонно сокращалось количество заказов на обувь. Фирма находилась на грани банкротства. Возможно, это и повлияло на скоропостижную смерть А.П. Чуватова 8 февраля 1902 г. во время поездки на Ирбитскую ярмарку. Тело было перевезено в Кунгур и предано земле 16 февраля 1902 г. в ограде Скорбящинской церкви.

Григорий Григорьевич Адельханов, Коммерции советник

0

В начале второй половины XIX века центром экономической жизни Закавказья становится Тифлис. К 1858 году город насчитывал 71 промышленное предприятие, а лет через двадцать число их возросло до 214. Особое место в экономике Тифлиса занимало «Акционерное общество кожевенного и войлочного производства на Кавказе Г.Г. Адельханова» – крупнейший поставщик изделий из кожи и войлока для Кавказского военного округа. Григорий Григорьевич Адельханов родился в Москве в 1848 году. Образование получил отличное, после окончания коммерческого училища в Санкт- Петербурге, несколько лет проучился в Лейпциге. После возвращения был направлен на Кавказ для участия в создании там казначейства. Поднявшись по карьерной лестнице и став управляющим Тифлисского общества взаимного кредита, накопив к тому времени солидный капитал, Григорий Григорьевич в 1875 году запускает свой собственный кожевенный завод. Завод был оборудован по последнему слову техники и по мнению тогдашних эксперIMG_3207тов он ,, смело может быть назван вполне европейским заводом,,. Только перечень оборудования, которое Адельханов закупил и установил на своем заводе, впечатляет : 3 паровые машины с тремя паровыми котлами в 55 лошадиных сил, которые работали на жидком топливе, 42 бетонных бассейна, 18 квасильных, 34 зольных и 104 — дубильных чана, водопровод с фильтрами и гидроэкстрактор (отжималка) для высушивания шерсти. По всему заводу были проложены рельсы для перемещения сырья из одного зала в другой. Отходы производства (хвосты и обрезки кожи) , в том числе остатки шерсти, также обрабатывались. Шерсть промывалась, прижималась гидроэкстактором и высушивалась. Все отходы продавались по 2-3 руб. за пуд. До того, как Адельханов подмял под себя все кожевенное и войлочное производство на Кавказе,   в Тифлисе уже работали артели по выделке кож. Пионерами в   этой области были О. Кеворков, С. Киризбашев, И. Теймуразов, братья Тарухчевы, а также товарищество «Айдинов и Узумян». Рядом с ними таким же кустарным производством занимались и русские сектанты-молокане – Агафья Миняева, О. Пономарев и Я. Минев, каждый на своем заводике. Под началом этих хозяев было по несколько работни1Адельханов_Григорий_Григорьевичков и, как правило, по 1-2 ученика. Все эти мелкие производства работали с перебоями, находясь в прямой зависимости  от закупок сырья. Завод же постоянно имел необходимые запасы все
х материалов и потому вел производство непрерывно, круглый год. В 1885 году Г.Г.Адельханов организовывает первый цех по пошиву сапог в фабричных размерах. Хорошее качество кожи позволило ему получить значительный казенный подряд на пошив сапог для Кавказской армии. Затем было налажено производство обуви для частной продажи. Эта обувь отправлялась в Тифлис, Баку и Владикавказ, где он уже имел собственные склады, и оттуда расходилась по всему Закавказью. В скором времени к тем же потребителям начали поступать шорные изделия , а также чемоданы с саквояжами всевозможных размеров и фасонов. В 1887 году в Тифлисе Адельханов открывает свой первый магазин розничной торговли, где покупатель имел широкий выбор обуви торговой марки «Г. Адельханов и К». Когда изделия коммерции советника получили признание на крупных российских выставках-ярмарках, Адельханов открывает фирменный магазин обуви и кожевенных изделий в Санкт-Петербурге на Невском проспекте. 1896 году он создает «Акционерное общество кожевенного и войлочного производства на Кавказе Г.Г. Адельханова» с капиталом в 1500000 рублей. В него вовлечено было до 2000 рабочих. Умер Григорий Григорьевич у себя в особняке в 1917 году, его сын, которого также звали Григорий (домашние звали Гри-Гри) больше всего на свете увлекался фотографией. На фабрике отца он проработал главным инженером  после революции совсем недолго, вскоре его обвинили во вредительстве, осудили и сослали в Долинский лагерь, в Карагандинскую область. Будучи женатым, детей он завести не успел. При невыясненных обстоятельствах сын Г.Г.Адельханова погиб в лагере. Посмертно был реабилитирован.
Фотографии из книги Ивана Алиханова «Дней минувших анекдоты...»

С сайта  http://alikhanov.livejournal.com/86767.html

Вверх